новость /власть

Оптимизации красноярских чиновников мешает бумага

В правительстве Красноярского края уже более полугода усиленными темпами ведется работа по сокращению госаппарата и оптимизации расходов на чиновников. За прошлый год успехи на этом направлении впечатляют — численность государственных гражданских служащих удалось сократить аж на 18%, в этом году работы могут лишиться еще 5%. 

А вот на фронте борьбы с бюрократией все гораздо печальнее — надежды здесь возлагались на электронный документооборот, но внедрить его в поставленные сроки не удалось, что, в частности, стало причиной разжалования министерства информатизации и связи в агентство. При этом в краевом правительстве признают, что даже перевод документов в цифру, если он когда-нибудь все-таки появится, не сможет полностью избавить чиновников от необходимости сочинять бесполезные бумажки. 

На последней сессии Заксобрания о результатах реорганизации органов исполнительной власти края депутатам рассказал первый заместитель губернатора Сергей Пономарен­ко.

Сергей Пономаренко
Сергей Пономаренко: сокращение подчиненных — процесс болезненный Фото А. Бурмистрова

Он напомнил, что работа по реорганизации началась еще в мае прошлого года, когда было подписано распоряжение об оптимизации структуры органов исполнительной власти края и численности государственных гражданских служащих.

«Была поставлена задача сократить не менее 15% госслужащих. Проведена большая, непростая и, может быть, болезненная работа. В результате численность работников сократилась на 808 единиц, это составило более 18% от общей численности работников органов исполнительной власти края, финансируемых из краевого бюджета», — сказал Пономаренко.

Он подробно перечислил все структурные изменения, которые были проведены в правительстве края в прошлом году.

«В целом указанные преобразования сейчас почти завершены, за исключением отдельных мероприятий по переводу служащих из реорганизуемых органов исполнительной власти. Сейчас идет процесс перевода людей по министерству инвестиций и министерству энергетики.

Все вместе дает экономический эффект в размере 486,5 млн руб. в расчете на полный финансовый год.

Из них 406 млн руб. — это заработная плата, 80,5 млн — текущие расходы. Этот эффект уже учтен в бюджете на 2015 год», — сказал Пономаренко.

При этом он отметил, что, несмотря на постоянную работу по оптимизации численности, краевое правительство является «в некотором смысле заложником федеральных решений».

«В конце января вступил в силу федеральный закон, который предписывает нам создать специальный орган по охране объектов культурного наследия. В настоящее время эти полномочия реализует минкульт, но уже подписано решение о создании нового органа, который в ближайшее время будет сформирован», — сообщил замгубернатора.

Он подчеркнул, что работа по совершенствованию системы управления будет продолжена.

«14 января губернатор поставил перед нами новые задачи, в том числе дальнейшего сокращения расходов на содержание органов госвласти и оптимизации численности еще на 5%. Откровенно говоря, это очень непростой процесс, потому что мы уже наблюдаем высокую степень сжатия, но с другой стороны, внешние условия заставляют нас меньшим количеством людей работать более эффективно», — сказал Пономаренко.

Сокращение
Сокращенные чиновники устраиваются в новые структуры

Депутата Олега Пащенко заинтересовала судьба попавших под сокращение людей.

«У нас и губернатор, и вы с какой-то гордостью гово­рите, что сократили. А куда вы их сократили? Что с рабочими местами, куда люди уходят, которые получали зарплату и кормили детей?» — надавил на жалость Пащенко.

«Олег Анатольевич, сокращение — это процесс всегда болезненный, — строго ответил Пономаренко. — И тут нельзя сказать, что все проходит гладко, есть люди, которые недовольны своей судьбой, поэтому глупо было бы говорить, что это все проходит на ура и под какие-то бурные аплодисменты. Но тем не менее мы стараемся принимать участие в судьбе большинства людей, которые подверглись сокращению.

В деятельности любого учреждения всегда происходит ротация кадров, освобождаются вакансии. Поэтому часть тех же самых работников наших территориальных подразде­лений казначейства нашла работу на тех вакансиях, которые были в местных финан­совых органах на территориях, кто-то нашел работу в муниципальных предприятиях и учреждениях, кто-то в конечном итоге нашел работу на рынке. Могу сказать, что это непростой, болезненный процесс, тем не менее каких-то массовых заявлений о том, что «нас выбросили на улицу и оставили без средств к существова­нию», нет», — сказал Пономаренко.

Депутат Михаил Козлов предложил создать в крае новое министерство — лесного хозяйства.

«Посмотрите, что у нас происходит с лесом. По сути, в казне мы ничего от леса не имеем, хотя край по лесным запасам лидирует в стране. 90% — это индивидуальные частные предприниматели по заготовке и реализации леса и 10% — крупные предприятия, которые тоже не могут дать плату. Никакого контроля за нашими лесными ресурсами, лес горит, нет денег, богатство сгорает, никто не занимается. Под этот шумок лес пилится, вывозится.

Тут еще внешний фактор, геополитика: то мы китайцам запретили вывоз круглого леса, а сейчас китайцы — наши друзья.

И опять в течение 5 лет в рамках всех законов и под крышей верховной власти они будут вывозить кругляк. Не секрет, что весь малый бизнес сотрудничает с китайцами: спонсируют китайцы наш мелкий бизнес, все дается в конвертах, в кабинетах, в вагончиках на лесосеках. Мы ничего не имеем. А ведь ни о каком дефиците бюджета и речи бы не шло, если бы в лесной отрасли был порядок. Министерство природных ресурсов, то, которое отвечает за лес, просто физически не может справиться с этой вещью. Может, даже доходы от этой отрасли будут превосходить и цветные металлы, и нефть», — сказал Козлов.

«Проблемы лесного комплекса не могут быть решены созданием отдельного органа власти, — возразил Пономаренко. — Как бы дополнительным количеством чинов­ников мы не повредили развитию этого бизнеса на территории края — а с такими прецедентами мы тоже сталкивались. Поэтому мы должны скорее инфраструктурные возможности создавать, а не плодить дополнительный штат».

«Это не тот случай, когда нужно думать об оптимизации, — не согласился Козлов. — Кстати, те кадры, которые вы сейчас сокращаете, тоже могут там выполнять какие-то функции».

«Ага, там, в лесу, — заметил спикер ЗС Александр Усс. — Мы всегда на любые проблемы в России реагируем созданием какого-то органа».

Олег Пащенко и Михаил Козлов
Олег Пащенко озаботился судьбой сокращенных, а Михаил Козлов — разбазариванием красноярского леса Фото А. Бурмистрова

Депутат Павел Семизоров напомнил, что депутаты «часто ставят в сравнение зарплату руководителей госучреждений  с зарплатой губернатора».

«Не хочу сейчас задавать вопрос по губернатору, но вот вы порядка 800 человек сократили, какая средняя зарплата была у них?» — спросил Семизоров.

«Не готов сказать, но примерно средняя зарплата 30—35 тыс. руб.», — ответил Пономаренко.

Депутат Борис Мельниченко предложил сокращать сельсоветы.

«В сельских территориях не хватает рабочих рук. Планируете ли вы реорганизацию в органах исполнительной власти муниципальных образований? Сельсоветы сократить? Реально сегодня есть сельсоветы — в одной деревне, в одном направлении на удалении 20 километров 2 сельсовета. Есть реальная возможность в 2 раза, на треть хотя бы, сократить сельские администрации», — сказал Мельниченко.

Пономаренко к предложению депутата отнесся скептически.

«Это очень болезненный процесс. Во-первых, по технологии его реализации. Он возможен только с учетом мнения жителей этих территорий, они должны проголосовать на референдуме с явкой 50% и более за то, чтобы их муниципальное образование объединилось с соседним. А знаете, какое количество мелких вопросов, когда люди ходят в эту администрацию за справками, просто обращаются туда? Это очень тяжелый и болезненный процесс. Человек привык ходить на соседнюю улицу в администрацию сельсовета. Ему объяснить сложно будет, что теперь придется идти за 20 км в соседнюю деревню».

Депутат Юрий Данильченко выразил мнение, что оптимизация бы произошла сама собой, если бы чиновников на местах удалось освободить от того вала бесполезной бумажной работы, которую им приходится выполнять. «И сидят специалисты, строчат эти бумаги. С этого, считаю, надо начать — сократить количество бумаг, а это позволит сократить число работников».

Пономаренко в ответ признал, что ситуация с бумагами «на самом деле действительно катастрофическая». Но решить ее полностью, по его мнению, почти невозможно.

«Зачастую не мы являемся теми структурами, которые продуцируют этот документо­оборот. К нам громадное количество запросов идет. Министерство экономики, мини­стерство финансов, у всех свои формы, своя периодичность, заставить их как-то совместить запросы невозможно. Поэтому запросы в муниципалитетах — это следствие тех запросов, которые к нам приходят из Москвы.

К такому-то сроку, такая-то информация, в разрезе каждого муниципального образования — вынь да положь, и так далее. Хотя и мы сами зачастую так делаем», — признал Пономаренко.

Он отметил, что на уровне края ведется активная работа по внедрению системы межведомственного электронного документооборота.

«Это было одной из претензий в том числе к министерству информатизации и связи, которому такая задача была поставлена еще в 2012 году, но за 2 года оно с ней не справилось. Думаю, что когда мы на электронный документооборот перейдем, какую-то часть этого излишнего документооборота, которым мы загружаем чиновников, возможно, получится оптимизировать. Но добиться здесь идеальной модели невозможно без изменения в целом системы сбора информации в нашем большом государстве», — дал безрадостный прогноз Пономаренко.

Но Данильченко все не унимался:

«Ведь не секрет, что там сидят и просто выдумывают — особенно в сельских советах. Ну неужели нельзя выдумывать тогда здесь?

Потому что мы все равно не получаем истинной информации, а люди, вместо того, чтобы с людьми находиться, сочиняют».

«Не буду раскрывать все тайны, но и такое бывает», — сообщил Пономаренко в ответ.

Чиновники
Коридоры власти завалены бумажной работой

Депутат Николай Фокин заявил, что «целиком и полностью» поддерживает предложение о переходе на электронный документооборот, но указал, что в настоящее время значительная часть территорий края не имеет не то что нормального выхода в интернет, но даже банальной телефонной связи.

 Депутат Юрий Швыткин указал на «искривление в заработных платах работников различных сфер деятельности» в краевом правительстве.

«Некоторые получают миллион в месяц. При этом понятно, что оптимизация, которая сегодня происходит, идет не только с целью повышения эффективности деятельности, но и для экономии финансовых средств. И я считаю, что нужно подвергнуть ревизии эти вопросы и пересмотреть различные контракты, которые непонятны населению, и не надо стесняться этого. Сейчас время у нас другое, и я не понимаю, когда кто-то бесится с жиру, а кто-то затягивает пояса», — сказал Швыткин.

Пономаренко с ним не согласился, заверив, что в краевых учреждениях «никто даже близко» таких зарплат не получает.

© ДЕЛА.ru

ещё по теме на Dela.ru

Губернатор уволил советника

Губернатор уволил советникаГубернатор Красноярского края Виктор Толоконский отправил Павла Ростовцева в отставку с поста...

Губернатор уволил вице-премьера

Губернатор уволил вице-премьераГубернатор Виктор Толоконский освободил Виктора Зубарева от должности вице-премьера …

Из горсовета уходят группами

Из горсовета уходят группамиИзбранные в новый созыв Законодательного собрания края депутаты горсовета Красноярска подали...

УФАС выявило дискриминацию на рынке наружной рекламы

УФАС выявило дискриминацию на рынке наружной рекламыКрасноярское УФАС оштрафовало замруководителя управления архитектуры мэрии за …

кроме того, в то же время
ещё новости

Акбулатов призвал «подбить бабки» по 2-й Брянской

Акбулатов призвал «подбить бабки» по 2-й Брянской На скандальной развязке по ул. 2-й Брянской сохраняется отставание в темпах работ и задерживают …